Стероиды это плохо


Поэтому все-все-все были натуралами, все ели мясо, приседали 200 и ходили с пунцовыми лицами от обычных наклонов. Иван Корнеев: Дико залитыми, но зато все, свои 240 становые дернул – все, отлично, красота. Вы испытали не себе прелесть этих препаратов и прелесть откатов. Пока до людей дойдет, что такое «лес Припяти» (это Чернобыль). В принципе, химики в спортзалах были ужасные люди, в них тыкали пальцем. Вам в 19 лет, в принципе, без страха за ваше здоровье кто-то, Вы же не сами где-то купили в аптеке, а кто-то продал Метандростенолон (метан). Многих интересует: держатся ли люди на вечном курсе – себе можно навредить, или можно навредить на периодических курсах, но очень токсичных анаболиков? Я всегда говорю: «Когда вы задаете этот вопрос – погуляйте, пособирайте землянику в лесах Припяти».

Я могу сказать, что в 1999 году такого объема информации по этой тематике не было. И это было мое личное решение, потому что у меня ничего не получалось в спорте, у меня много чего не получалось. Россия, к сожалению, этим и славится, – то, что мы можем.

Иван Корнеев: Я думаю, зрителю будет уже все более точно понятно: точка отсчета – откуда началось и почему. Я не хочу сейчас, чтобы схемы проговаривались на просторах Интернета, потому что, к сожалению, не так много грамотных и безопасных самих для себя людей, которые обязательно что-нибудь не смекнут и в себя не впихнут.

Я думаю, лучше спросить, сколько длился первый курс.

Я так думаю, не надо спрашивать, где это было взято. Давайте начнем с элементарного, и я дальше буду по ходу уже программы рассказывать о том, почему состоялся такой эфир. Первые препараты – это, наверное, были все-таки тестостероны?

То, что целей своих надо в 16 лет все-таки добиваться самому.

Дистальная полинейропатия, потому что нервы полетели, истощение было в организме. Поэтому метан – это золотой стандарт, золото России. В основном это отеки, которые могли быть, ну и чаще всего синдром отмены. Но грамотный, если уже с кем-то пообщался, специалист, как только первый курс попробовал, у нас же в России считается, то все – спец. Иван Корнеев: Попробовав, конечно же, препарат мне очень понравился. Тем более говорить на эту тему открыто было не прилично. Но вся проблема в том, что даже безопасный, как считалось на тот момент, метан обладает рядом побочных действий. И хочется ведь повышать результат дальше после таблетированных тестостеронов, да? Одним словом, так скажем, чуть больше смелости и драйва, действительно, прибавляется в повседневной жизни. На протяжении, наверное, полутора-двух лет я так и пробовал вот этими курсами. И поддержки не было, информации не было, к кому идти – не было. Вы же, наверно, не думали тогда о приеме анаболических стероидов? Интернет был по модемам, если вы помните, и довольно-таки, я бы сказал, ненасыщенный он был. Евгений Греков: Когда печень начала взывать о помощи? К сожалению, вызывает побочные явления, такие как холестаз, и, к сожалению, токсическое повреждение гепатоцитов. В принципе, в процессе употребления препаратов как таковых каких-то болевых ощущений или еще чего-то не было.